ТРЕТИЙ СЫН: Удивительная история 13-летнего Леньки - партизана

Каждый год с приходом весны мой любимый, дивный Ужгород живет ожиданием момента, когда природа, пусть и ненадолго, подарит ему ни с чем не сравнимый по красоте наряд, одев его в цветущие сакуры. Накануне эти заморские, экзотические гостьи, томимые непреодолимым желанием явить свою красоту изумленной публике, жадно впитывают набухающими бутонами всю силу и тепло апрельского солнца и , наконец, взрываются буйным, густым, махровым цветом, словно салютуя весне, возрождению, жизни.

В одно мгновение город преображается – на арену выходит цветущая сакура. В этом параде участвуют все: и многолетние ветви-старожилы, больше похожие на громадные розовые облака, и годовалые веточки-младенцы, гордо демонстрирующие первые цветки, громоздящиеся на тонюсеньких, еще не окрепших ветках.

И каждый год это буйство великолепия, порождающее в душе ощущение радости жизни и надежды, неизменно ассоциируется у меня с приближением любимого праздника моего отца – Днем окончания той страшной войны, участником которой он был.

В каждой семье есть своя военная история, иногда трагическая, точку в которой поставила похоронка, вечная спутница неутихающей боли, ужаса и неизбывной тоски, иногда, как в нашей,– со счастливым концом. Вот о ней я и хочу рассказать.

Волей судьбы, в которую безжалостно и бесцеремонно вмешалась война, перечеркнув все линии, предначертанные свыше, мой отец, тринадцатилетний киевский мальчишка Леня Мевх оказался в рядах партизанского соединения, воевавшего в Словакии , в Татрах.

О, как любили мы с младшей сестрой отцовские рассказы "о войне"! О том, как стал любимцем отряда по прозвищу "Ленька-партизан" и был удостоен права ношения настоящего боевого оружия, выполнял обязанности связного, доставляя донесения из одного отряда в другой, о походах в разведку в вывернутой для конспирации наизнанку ушанке, о подробностях партизанского быта, подвигах старших товарищей, многокилометровых рейдах.

Почему-то война в его повествованиях представлялась нам необыкновенно увлекательным, романтическим приключением. Только потом, много лет спустя, я поняла, что война, тиражирующая смерть сотен, а порой, и миллионов ни в чем не повинных душ, античеловечна по своей сути.

Обрекая человека на существование в условиях хронической опасности, она, как рентгеновский снимок, проявляет все: трусость и героизм, шкурничество и самопожертвование.

А еще война – тяжкий, изнурительный, каждодневный солдатский труд и неустанно бурлящее в сердце беспокойство за судьбы родных, детей, близких.

Партизанская жизнь закончилась для отца неожиданно и драматично. Во время одного из боев группа, в которой он находился, оказалась отрезанной от основных сил в тылу у немцев. Пришлось искать укрытие в зимних Татрах.

Путешествие в неизвестность по заснеженным горам с риском в любой момент наткнуться на неприятеля, когда вокруг только белое безмолвие да вековые ели, уткнувшиеся верхушками в небо, – испытание не для слабых. Изнуренные длинными переходами и проникающей в каждую клеточку тела стужей, обессилевшие, без пищи, они не могли идти дальше – у Леньки были обморожены ноги, идти он не мог, то и дело терял сознание.

Все решила встреча с лесником Бартоломеем Шарником, жителем словацкой деревеньки Осерблие. Посмотрев на лежащего без сознания паренька, сказал:"Есть у меня два сына, будет и третий. Ничего, выходим, поможем".

Так Ленька оказался в доме Бартоломея и Ирены Шарников, в затерянной высоко в горах деревушке, в которой находились немцы. Самоотверженно, не зная ни сна, ни отдыха боролась Ирена за жизнь мальчишки, спасая ноги от ампутации, на которой настаивал врач.

То и дело в дом в поисках партизан наведывались немцы, пока Бартоломей не придумал спасительную легенду. "Это мой сын, у него тиф",– заявил он офицеру. С тех пор непрошенные гости в хату не наведывались – обходили десятой дорогой.

И еще одна, как мне кажется, немаловажная деталь: о тайне появления "третьего сына" в семье Шарников в деревушке знали все...

Только через месяц, выхоженный заботой и любовью этих людей, отпоенный чудодейственными отварами, рецепты приготовления которых передаются из поколения в поколение, отмоленный их молитвами, Ленька встал на ноги, обретя вторых родителей да двух братьев.

Их родство было замешано на самозабвенной отваге, самопожертвовании, милосердии, оказавшимися сильнее страха, да на вечной благодарности Леньки длиною в жизнь.

В феврале 1945 война откатилась от этих мест. Ушел на запад в составе отдельного артилерийского батальона и Леон, как ласково называли его Шарники. Ушел с обещанием обязательно вернуться .

Разыскав своих спасителей после войны, вернулся, прихватив, как доказательство продолжения рода меня и младшую сестру. В памяти остался полный материнской нежности и любви взгляд Ирены, адресованный возмужавшему Леону, да то и дело накатывающиеся на глаза Бартоломея слезы, которые он незаметно смахивал, стесняясь.

Отца не стало в 1995. Погиб. Погиб нелепо, из-за подлости и трусости негодяя, сбившего его на обочине дороги. Шофёр-убийца не остановился и даже не сбавил скорость. Жизнь отца оборвалась.

Сегодня, в день памяти о тех, кто прошел через кромешый ад войны, не изменяя законам человечности, мужества и милосердия хочется сказать: " Спасибо вам, дорогие Ирена и Бартоломей, низкий поклон за то, что, рискуя собой и детьми, не побоялись уберечь от верной гибели моего отца, за то, что родились я и моя сестра, вырос и возмужал мой сын, подрастают внуки, наполняя дом детским гамом, радостью и счастьем. Жаль только, что нет рядом с нами отца, деда, прадеда. И кажется мне порой, что из тех далеких, опаленных войною лет, я вижу ваш взгляд , полный любви и нежности».

P.S."Люди не делятся на классы, расы, государственные системы. Люди делятся на плохих и хороших. Только так" ( Майя Плисецкая).

Автор - Татьяна Леонидова

Интересно



Интересно

Актуально

Жми «Нравится» и получай самые интересные статьи в Фейсбуке!
© 2015 | С МИРУ ПО НИТКЕ
О нас | Политика конфиденциальности | Политика копирования | Контакты | Карта сайта